Good Contents Are Everywhere, But Here, We Deliver The Best of The Best.Please Hold on!
POSTS
PORTFOLIO
SEARCH
SHOP
  • Your Cart Is Empty!
Your address will show here +12 34 56 78
Forex-ru

IT-компания «Яндекс» определилась с местом, где будет располагаться ее новая штаб квартира. Компания подписала обязывающее соглашение о приобретении земельного участка площадью 4 га по адресу улица Косыгина,15 (сейчас там находится гостиница Korston Club Hotel, бывшая гостиница «Орленок»).

По словам главы «Яндекса» Аркадия Воложа, переезд должен помочь «Яндексу» «и дальше привлекать талантливых людей, развивать и масштабировать бизнес, создавать новые продукты и сервисы». По соседству с новым офисом будут находиться «один из крупнейших научных и образовательных кластеров столицы», отметил Волож. В

В сообщении компании отмечается, что сделка будет закрыта в ближайшее время, после чего «Яндекс» разработает проект новой штаб-квартиры.

Инвестиции в строительство новой штаб-квартиры «Яндекса» на улице Косыгина в Москве могут составить $275-330 млн, сообщил Forbes руководитель департамента офисной недвижимости Cushman & Wakefield (компания сопровождала сделку по покупке участка на Косыгина в качестве консультанта) Дмитрий Тарасов. По его словам, здание гостиницы «Орлёнок» скорее всего будет снесено, чтобы построить новый офисный объект класса А. «Это может быть новое строительство. Таким образом, штаб-квартира консолидирует сотрудников «Яндекса» из других районов Москвы. Там смогут разместиться до 10 тысяч сотрудников», — рассказал Forbes Тарасов.

По экспертной оценке, площадь нового кампуса составит 100-120 тыс кв. м наземной площади (из расчёта плотности в 25-30 тыс на 1 га), также будет построен подземный паркинг. «Бюджет строительства с отделкой для офисных комплексов класса «А» без стоимости земли обычно находится в интервале $2,5-3,0 тыс. за 1 кв. м наземной площади (с учётом стоимости строительства подземной парковки и отделки), т.е. общий бюджет проекта (без земли) – около 275-330 млн», — сообщил Тарасов.

Сейчас «Яндекс» арендует около 61 тысячи кв.м. в деловом квартале «Красная роза» на улице Льва Толстого в Хамовниках. Штаб-квартира компании находится там с 2010 года, там работают 6500 сотрудников. Арендный договор номинирован в долларах, соглашение истекает в конце 2021 года. До этого же времени у «Яндекса» заключен договор об аренде 27 тысяч кв.м. в бизнес-центре «Аврора» на Садовнической улице, Замоскворечье.

 

 

 

0

Forex-ru

26 ноября 2018 года американский аппарат InSight сел на поверхность Марса и передал первое изображение. Событие интересное, но не грандиозное, учитывая, что это далеко не первая экспедиция на Марс.

Что было примечательно в этой посадке — постоянно передавать данные о посадке модуля InSight помогали два маленьких сопроводительных аппарата размером с чемодан. Они обеспечивали связь аппарата с землей в те моменты, когда прямой видимости не было. Эти микроспутники были созданы в формате CubeSat. Их официальное название «MarCO-A» и «MarCO-B,» но вся команда запуска называла их именами роботов из пиксаровского мультфильма — «Wall-E» и «Eva».

 

The MarCO CubeSats before being stowed and integrated with the launch vehicle. Photo Credit: NASA

Эра персональных ракет?

В 60-е годы компьютеры были размером с дом. Кроме профессионалов никто не замечал, как они становились сначала размером с комнату, потом — со шкаф, пока наконец в 1971 году Intel не сделал микропроцессор, давший начало эре доступных персональных компьютеров размером с книгу. За прошедшие 40 лет возникли рынки ПК, смартфонов и других устройств, которые продаются миллиардными тиражами благодаря доступности полнофункциональных решений, построенных из стандартных комплектующих.

CubeSat может показаться не столь значительным созданием. Это всего лишь стандарт создания спутника, регламентирующий его размеры, способы крепления, и другие технические параметры. Однако именно CubeSat сделал возможным по настоящему демократизировать доступ в космос для огромного множества энтузиастов, стартапов, и прочих причастных к космосу.

Дело в том, что всем, кто хочет работать в области космоса, не обойти решение главной задачи — как туда попасть. Очень долго индустрия строилась вокруг запусков огромных аппаратов, под которые проектировались специальные элементы крепления полезной нагрузки в ракете-носителе. Соответственно цена запуска была недоступна для широкого рынка.

Мы — свидетели революции освоения космоса. Когда частные компании рвутся в космос наравне с государственными, благодаря снижению стоимости запусков. В США множество студенческих коллективов и энтузиастов работает над космическими проектами, в отличии от России, где таких проектов — единицы.

Фактически мы наблюдае повторение ситуации с микропроцессорной техникой времен создания компании Apple в 1976 году. Спустя всего 4 года после того, как была создана Apple, в Советском Союзе был создан первый радиолюбительский ПК «Радио-80», затем «Радио-86РК», которые могли стать катализаторами исследований и разработок в области информатики и вычислительной техники СССР.

Момент был упущен по многим причинам. Одна из них — отсутствие экосистемы, аналогичной Кремниевой Долины, когда самые лучшие и самые бодрые собираются в одном месте и в хаосе постоянных случайных взаимодействий формируют команды, способные двигать технологический прогресс. Другая — отсутствие финансирования, венчурных капиталистов: государственные структуры требуют жесткую отчетность, выполнение планов, соблюдение сроков, даже если проект идет не туда и требует пересмотра целей и задач. Похожая ситуация формируется сейчас в области космоса.

Где брать изобретателей

Энтузиасты и  венчурные капиталисты пришли в космос благодаря успехам SpaceX и Blue Origin, но старт во многом был дан, когда Питер Диамандис в 1995 году основал фонд XPrize. Фонд объявил, что даст $10 млн тому, кто сможет подняться на 100 км над землей  (официальная высота, признанная как конец земной атмосферы и начало космоса) и вернуться назад. Результатом стало участие в соревновании 29 компаний, совокупные инвестиции в исследования и разработку которых превысили более $100 млн, полет победителя в космос и формирование индустрии.

Интересно, что Диамандис создавал XPrize, вдохновленный примером другого соревнования — Orteig Prize. В 1919 году владелец Нью-Йоркского отеля объявил, что заплатит $25 000 тому, кто совершит беспосадочный перелет из Нью-Йорка в Париж.

Конкуренция плюс приз сделали свое дело в обоих случаях. Люди, принимавшие участие в соревнованиях были и без того высоко мотивированы, но наличие приза объединила их вокруг конкретной задачи, сфокусировала усилия и ресурсы, заставило двигаться быстрее, привлекать инвесторов и инженеров.

Что будет, если конкуренцию устранить? Мы знаем ответ на этот вопрос. В книге Тима Фернхольца «Новая космическая гонка» описывается, что происходило в космической отрасли США до момента появления SpaceX. Boeing и Lockheed Martin воевали за контракты на запуски, но так как они были на госфинансировании, то результатом были увеличивающиеся бюджеты, повышение стоимости запусков, потеря рынка  стартов (коммерческие пуски компаний США, таких как DirecTV, были выполнены не американскими ракетами). Это могло бы кончится полной победой государства, но усилия Илона Маска помешали. Конца у этой истории нет, но все указывает на то, что США и дальше будет поддерживать частные компании в области освоения космоса.

Различные страны прикладывают усилия для вовлечения молодежи к космосу. В 2009 году НАСА объявило об инициативе PhoneSat — проектировании и строительстве наноспутников на базе смартфонов. Однако наибольшая активность на сегодня — именно в области кубсатов. НАСА запустила инициативу ELaNa (Educational Launch of Nanosatellites). Программа запущена в 2015 году. На сегодня отобран 151 проект, 46 уже запущено в космос. Европа тоже не отстает. ESA также запустило образовательную программу, которая позволяет студентам проектировать и запускать свои спутники.

Какое-то время космические проекты с использованием CubeSat и других аналогов выглядели не очень серьезно. Например компании Nanosatisfi, основанная в 2012 году,  собрала спутник ArduSat на базе радиолюбительского процессора Arduino, а средства собрала на краудфандинговой площадке Kickstarter. Студенты могли написать собственные программы и загрузить их через специальный сервис Nanosatisfi прямо в спутник для сбора данных. Однако в июле 2014 компания объявила, что собрала $25 млн в раунде A и сменила название на Spire. Следующим шагом компания создала спутник Lemur-2 для измерения давления, температуры и влажности атмосферы, также их использовали для мониторинга морских судов. В сентябре 2016 Spire заключила контракт NOAA на предоставление погодных данных с их спутников. По данным Owler сейчас ежегодная выручка Spire составляет $2 млн.    

В 2010 году небольшая группа физиков и инженеров НАСА основали компанию Planet Labs. По старой доброй традиции все началось в гараже в Купертино. Стартап продает ежедневно обновляемую базу фотографий Земли, снятую со 150 кубсатов. В феврале 2017 года Planet Labs купила у Google компанию Terra Bella и заключила с Google многолетний контракт на поставку снимков Земли. По состоянию на конец 2018 года инвестиции в компанию составили $180 млн, а годовая выручка — $64 млн (по данным Owler).

WorldView-4

Фактически Planet предлагает дешевую альтернативу значительно более дорогим государственным и коммерческим решениям, таким как DigitalGlobe, основанной в 1992. Digital Globe представляет значительно более качественные снимки и имеет выручку более $800 млн. Но современные технологии обработки и анализа изображений постепенно стирают разницу в возможностях корпораций и стартапов, а скорость обновления группировки позволяет Planet быстро сокращать количественный отрыв и увеличивать функционально преимущество: стартап запустил более 300 аппаратов, причем несколько десятков — в последнем запуске.

Китай и Россия также участвуют в этом процессе. Например Китайская компания Spacety, также как и Русская Sputnix предлагают рынку готовые спутниковые платформы, позволяющие другим стартапам и коммерческим структурам концентрироваться на своей идее, не тратя время на проектирование и тестирование оборудования связи, ориентации и энергоснабжения спутника. В отличии от Sputnix китайцы делают гораздо более объемный аппарат, позволяющий разместить больше полезной нагрузки.

Пока Китай и Россия сильно отстают от США в сегменте кубсатов. Согласно статистике CrunchBase, в США насчитывается более 100 спутниковых стартапов, в России и Китае счет идет на десятки. Так что можно сказать, что Россия на сегодня находится примерно в том же положении, что и Китай.

Однако рыночные тенденции противоположные: Китай открывает свои программы для частного бизнеса и поощряя инвестиции частные инвестиции. Такие ветераны, как Lenovo Group и Xiaomi вкладывают деньги в китайские космические и спутниковые стартапы, в частности в Spacety.

В России же ситуация пока балансирует между медленным продвижением вперед и сползанием назад: с одной стороны Sputnix запускает студенческие спутники, хоть пока и в очень незначительных количествах. С другой — из России уезжают мозги, например, основатель космического стартапа Dauria Михаил Кокорич уехал в США и запустил там еще один космический стартап, который уже поднял $8 млн на посевном раунде, а в России его Dauria разбирается с претензиями «Роскосмоса» с неочевидными последствиями для себя и для всей программы партнерства государства и частного бизнеса в космосе. При этом МГТУ, МАИ и другие ВУЗы проектируют спутники с научными целями, что безусловно будет двигать вперед науку, но не коммерческую составляющую и частные инициативы. В результате подготовленные кадры могут начать уезжать за рубеж, не находя себе место в сложившейся экосистеме.

Тем временем на сегодня в CruchBase насчитывается более 280 компаний из области спутников и более 1000 из области AeroSpace. Даже если не брать в расчет таких монстров, как OneWeb (оператор спутникового интернета) и ее конкурент StarLink (проект Илона Маска), можно ожидать, что в ближайшие несколько лет космическая индустрия даст еще много единорогов (компаний с миллиардной оценкой). Общие инвестиции в частные спутники на 2017 год по данным TechCrunch составили около $3 млрд, но зато резко увеличилось количество сделок.

Можно предположить, что пока в мире нет явного лидера в области частного спутникостроения: $3 млрд по современным понятиям венчурного рынка — незначительные копейки, на этот рынок еще могут выйти новые компании и страны. Доступность компонентов и дешевизна запусков также дает всем участникам гонки шанс оказаться в лидерах. Конечно, Китай можно считать главным соперником США, но и Россия все еще может успеть на этот уходящий поезд. Импульс развитию могла бы придать целевая программа рыночного стимулирования космических стартапов через проведение конкурсов, выделение грантов и создание специальных условий для привлечения частных инвестиций в Русский космос.

Читайте также
Марс атакуют: зачем NASA запустило на планету зонд InSight
0

Forex-ru

«Роснефть» внесла поправки в законопроект «О магистральном трубопроводном транспорте нефти и нефтепродуктов», предполагающие существенные изменения в системе владения и управления нефтепроводами и нефтепродуктопроводами России. Наиболее заметными изменениями могут стать следующие: во-первых, предполагается разделить трубопроводы на нефте- и нефтепродуктопроводы общего и необщего пользования. К общим будут получать доступ все компании, а к необщим, соответственно, только одна. Ко второй категории будут относиться, например, нефтепроводы, идущие к НПЗ конкретной компании.

Во-вторых, планируется, что «Транснефти» будет запрещено прокачивать по нефтепроводам общего пользования собственную нефть, необходимую госкомпании для технических нужд.

Наконец, будет запрещено устанавливать спецтариф на прокачку нефти по конкретным участкам. В настоящее время такая практика существует: нефтяная компания может договориться с «Транснефтью», что та построит нефтепровод в определенном направлении, а затраты вернет за счет тарифа на новом участке. По новым правилам затраты «Транснефти» на строительство новых труб придется «размазывать» в общих тарифах, что не совсем справедливо.

Поправки в законопроект «О магистральном трубопроводном транспорте» существенно меняют его вид, поэтому «Транснефть» отказывается согласовывать проект. Совещания в правительстве под председательством профильного вице-премьера Дмитрия Козака пока не принесли результатов.

Популярной становится точка зрения, что «Роснефть» своими поправками хочет получить право экономить на налогах на имущество организаций. По существующим правилам магистральные нефтепроводы и нефтепродуктопроводы облагаются ставкой ниже, чем промысловые. По событиям 2018 года может показаться, что для «Роснефти» это действительно значимый стимул. «Дочка» «Роснефти» — «Ванкорнефть» — судилась с налоговиками, так как рассчитала налог на имущество исходя из того, что ее нефтепровод «Ванкорское месторождение — НПС Пурпе» магистральный. Налоговики доказали, что это не так, и доначислили компании налог на имущество организаций за 2012-2013 годы в размере 1,608 млрд рублей, пени в размере 528,164 млн рублей и штраф в размере 321,572 млн рублей. В сумме это 2,46 млрд рублей.

Но в рамках того же разбирательства «Роснефть» и ФНС подписали мировое соглашение, подтвержденное судом. Важнейшей частью документа стало признание регуляторов, что с 2014 года нефтепровод «Ванкорское месторождение — НПС Пурпе» вдруг стал магистральным. Соответственно с 2014 года налог по нему меньше, чем на промысловые нефтепроводы.

Однако при такой трактовке мы можем за деревьями не увидеть леса, то есть реальных причин, почему «Роснефть» хочет быть собственником магистральных нефтепроводов. Вероятно, дело не в пониженной ставке налога на имущество и не в деньгах в целом. Игорь Сечин имеет свое видение модели отрасли и стремится его реализовать. Истоки этого видения можно искать в его диссертации «Экономическая оценка инвестиционных проектов транзита нефти и нефтепродуктов» (защита прошла в 1998 году). Но очень красноречива другая история. По данным СМИ, Сечин является поклонником книги Дэниела Ергина «Добыча», которая, впрочем, мало кого оставляет равнодушным. В 2011 году глава «Роснефти» написал предисловие ко второму изданию «Добычи» на русском языке, что весьма символично, так как к первому изданию предисловие писал Вагит Алекперов. А в 2013 году Ергин вошел в президиум комитета по интеграции «Роснефти» и ТНК-ВР.

В «Добыче» Ергин рассказывает о крупных предпринимателях и политиках, которые создавали глобальные нефтяные компании. Применительно к нашей истории можно предположить, что льготный налог на имущество не главная цель для «Роснефти». Мировая с ФНС позволила «Роснефти» в форме судебного решения получить прецедент владения магистральным нефтепроводом. Теперь компания рассчитывает распространить эту практику с помощью закона «О магистральном трубопроводном транспорте нефти и нефтепродуктов». А дальше встанет вопрос: когда нефтяные компании могут владеть магистральными нефтепроводами, зачем нужна «Транснефть»?

Речь идет о трансформации самой модели российской нефтяной отрасли. Должно ли быть здесь разделение на виды деятельности: у государства естественная монополия, инфраструктура, а в остальных сегментах конкуренция? Пока мы видим, что видение модели рынка у Сечина весьма отличается от декларируемого в официальных документах государства. Компания планомерно идет по пути укрепления, как в свое время Standart Oil и другие гиганты. «Роснефть» купила ТНК-ВР, «Башнефть», «Итеру» и другие активы. Нападок на «Транснефть» со стороны «Роснефти» уже было предостаточно, но пока аппаратный вес Николая Токарева позволяет успешно их отбивать. Но «Роснефть» стремится сжимать кольцо вокруг инфраструктурной компании.

Учитывая, что к концу нынешнего года мы перешли на государственное ручное управление нефтяной отраслью (регулирование добычи нефти в рамках ОПЕК+ и установка цен на нефтепродукты), модель нефтяной отрасли «по Сечину» с наличием одной нефтяной компании выглядит не такой уж фантастической. Но пойдет ли это на пользу государству? Наверное, ответ нужно поискать в «Добыче» Ергина.

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции.

0

Forex-ru

2018 год начался со споров о том, продлится ли бычий тренд на фондовых рынках и как долго еще могут расти экономики США и Китая. Россия, как нам ошибочно тогда казалось, нащупала дно, стабилизировалась и начала определять правила игры и адаптироваться к ним. Каким в итоге стал этот год для технологического мира?

Антикризисные технологии

В декабре аналитики «Bank of America» обнадежили, что окончательное решение по санкциям сыграет положительную роль для экономики России, потому что обещания санкций держат всех в подвешенном состоянии. Как говорится, «ужасный конец лучше, чем ужас без конца».

Участниками рынка это ощущалось еще раньше. Где-то с середины 2018 года сложилось впечатление, что мир устал ждать возвращения России с «темной» стороны на «светлую» и двинулся ей навстречу: торговые войны, взаимные санкции, разрывы межгосударственных соглашений и нарушения правил ВТО стали общей темой. Если еще совсем недавно казалось, что цикличность кризисов может остаться в прошлом, то сейчас очевидно: кризис стремительно приближается.

Но есть и хорошая новость: наши технологические предприниматели к нему готовы лучше других, потому что научились худо-бедно конкурировать меньшими ресурсами, выходить на рынки не только Запада, но и Востока, мимикрировать под другие, более «респектабельные» флаги, и так далее.

Технологический рынок впервые в истории мировых кризисов может сыграть основную роль. Среди десятки самых дорогих компаний мира уже половина технологических, и это еще не конец. Беспрецедентный и безостановочный рост выручки и капитализации в последние 3 года заставил некоторых акционеров думать, что так теперь будет всегда. Яркие, часто эксцентричные лидеры этих компаний, такие как Маск, Каланик, Цукерберг, стали настоящими суперзвездами, которым, казалось, прощается и позволено все.

Конец культов личностей

Формальным поводом разворота динамики акций, а потом и смены или ограничения в правах лидеров, явились не самые значимые события, вроде твитов или утечек данных. Напомним: Тревис Каланик потерял пост CEO, Илона Маска ограничили в правах в совете директоров, Марк Цукерберг имеет достаточно голосующих акций, чтобы защитить свои права, но акционеры все громче высказывают свое недовольство. Хотя проседание акций происходит на фоне угрозы торговой войны с Китаем, эта война пока фрагментарна и ударяет гораздо больше по китайским компаниям, чем по американским. При этом факторы, ранее обеспечивавшие рост акций, никуда не делись: увеличение выручки продолжалось в этом году вполне бодрыми темпами в 30-40% почти у всех без исключения лидеров Nasdaq. Почему же акции топовых компаний перестали расти?

Можно предположить, что три основных фактора вошли в резонанс.

— Во-первых, возможности великих американских технологических компаний оказались не беспредельны. Кратный дальнейший рост сложно представить, а в цену акций он уже заложен. Оказалось, что приватность пользователи ценят больше, чем удобство общения, и сокращают время присутствия в Facebook. Дальнейший рост продаж электромобилей упирается в ограниченность месторождений редкоземельных металлов, используемых для литий-ионных аккумуляторов. Бизнес-модель Uber плохо работает в малых и средних городах — там нужны другие модели, децентрализованные и более сбалансированные экономически.

— Во-вторых, бизнес крупных корпораций все больше рассчитан на связность мировой торговли и мировой экосистемы в целом. Но оказывается, что отдельные региональные центры стремятся к технологической независимости, и у них есть возможность разрабатывать аналоги, — пусть похуже, но вполне решающие локальные задачи.

— В-третьих, готовность в полной мере использовать новейшие технологии, например, автопилоты или искусственный интеллект, сталкивается с ментальным и психологическим противодействием. Потребители, — и, соответственно, регуляторы, — не готовы быть слишком инновационными.

Новые инвесторы для стартапов

Венчурная индустрия в этой связи находится в достаточно интересной ситуации.

Инвестировать в создание инновационных продуктов можно только с очень большим горизонтом планирования, поскольку к технологической инерции рынка добавляется вторая производная в виде психологии. С другой стороны, «старые компании» уже чувствуют приближающуюся технологическую сингулярность, видят стремительные, с их «старческой» точки зрения, изменения и очень их боятся. Они становятся главными клиентами изменений и готовы дорого покупать компании, которые оптимизируют их бизнес-процессы.

В результате продать стартап банку или телекому сейчас гораздо проще, чем Amazon или Facebook — последние скорее купят оффлайновый бизнес или фантастическую разработку будущего. Технологию, решающую текущие технические задачи, они, скорее всего, уже разрабатывают сами, благо обладают лучшими на рынке командами разработки. Таким образом, венчурные фонды сейчас больше смотрят на прорывные технологии в классических отраслях, уберизацию всего, автоматизацию бизнес-процессов и прочий SaaS, что-либо упрощающий в бизнесе крупных компаний.

Ориентиры для российских компаний

Россия на этом фоне выглядит довольно изолированной и небольшой по мировым меркам экосистемой. Да, у нас есть крупные локальные игроки на рынке ИТ, чем не может похвастать почти ни одна европейская страна. Но при этом совершенно закрыт доступ на рынки капитала, в том числе публичные, осложнена международная торговля, практически отсутствует рынок M&A.

С начала 2018 года на Московскую биржу должны были выйти несколько крупных частных российских ИТ-компаний, одна за другой. Под эту программу было модифицировано законодательство, разрешающее пенсионным фондам инвестировать до 5% своих средств в такие размещения. Первое размещение, запланированное на апрель, сорвалось из-за новой волны антироссийских санкций, когда в списки попали два российских миллиардера. Дальше плохие новости появлялись с завидной периодичностью, и большинство аналитиков сходится во мнении, что это не случайно. Подвешенное состояние держит инвесторов в еще большем напряжении и не позволяет долгосрочно планировать, но при этом формально действующие санкции не настолько суровы. Эта игра кажется выгодной политикам, но катастрофична для бизнеса и предпринимателей, мыслящих не категорией ближайших выборов или результатами социологических опросов, а экономическими циклами в 8-10 лет.

Стартапы, ориентированные только на российский рынок, остаются интересны исключительно государственным и окологосударственным инвесторам. Частные инвесторы говорят: «У нас и так экспозиция на Россию слишком велика, и потом, зачем нам малоликвидный актив? В России стратегов по пальцам одной руки пересчитать, и платят они мало» Всем другим приходится выходить сразу на зарубежные рынки и мимикрировать под другие флаги, становясь global Russians. Да, этот путь сложнее, требуется больше времени на адаптацию, но зато в случае успеха есть хорошие шансы построить международную компанию. Мы видим много таких примеров прямо сейчас: Revolut, inDriver, Telegram и другие. На фоне надвигающегося кризиса все наши трудности могут сыграть для global Russians в плюс: они уже умеют развивать бизнес кратно меньшими ресурсами, мимикрировать и выходить на любые рынки, даже азиатские. Наконец, у «наших» проектов более сильная бизнес-модель, ведь они меньше ориентируются на внешние инвестиции: с нашими перманентными кризисами следующего раунда может и не быть. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Уважаемые инвесторы из-за океана снисходительно называют успехи global Russians «мышиной возней». Нашим проектам действительно пока сложно бороться наравне с мировыми лидерами: они скорее «подносчики снарядов» для американских и китайских корпораций или сильные игроки, но на второстепенных рынках. Это объективная реальность, вполне, на мой взгляд, позитивная. Нет ничего зазорного в технологическом пути Израиля, большей части европейских стран и до этого далеко. Масштабы пока не вполне соответствуют нашему потенциалу, но технологические предприниматели из России в 2018 году сделали еще один широкий шаг вперед.

Читайте также
У пчел обнаружен фактор клеточного бессмертия
0

Forex-ru

Учеба в Англии, работа во Франции, старость в Испании — сегодня такой жизненный план уже никого не удивляет, он стал привычным. Но вот вопрос: если вы не собираетесь проводить всю жизнь за границей, стоит ли получать западное образование или опыт работы? И зачем это делать, если российские реалии заметно отличаются от зарубежных? Есть пять причин не отказываться от возможностей поработать за границей — или даже активно искать их.

Быть на шаг впереди

К сожалению, во многих областях Россия отстает от западных стран на целые годы; соответственно, поработав «на передовой прогресса», вы сможете прогнозировать развитие соответствующей области рынка у нас в стране. А такой прогноз позволяет выстраивать карьеру или собственный бизнес куда эффективнее. Простой пример: возьмем сектор FMCG, товары повседневного спроса. На Западе в этой сфере торговли есть такая специальность, как Key Account Manager (КАМ) — менеджер по работе с ключевыми клиентами. В российских компаниях подобные сотрудники тоже есть: менеджеров по работе с клиентами полно, но абсолютное большинство из них даже близко не выполняют обязанности этого специалиста. На Западе KAM — это человек, который работает абсолютно с каждым отделом и департаментом компании. Он не только продает клиентам товар, его задача — сделать сам товар таким, чтобы ключевые клиенты его покупали. КАМ влияет на цены, на позиционирование товара, проводит аналитику рынка, в общем, он скорее относится к высшему руководящему составу, чем к среднему менеджменту. В российском сегменте рынка хорошую практику работы Key Account Manager не получить, у нас эта профессия находится в начальном состоянии. По сути КАМ в России — это просто еще один менеджер по продажам, только для вип-клиентов, не более того.

При этом достаточно год-два проработать на подобной должности в любой из крупных европейских организаций, чтобы вывести эффективность своей работы на совершенно новый уровень. Вы получите опыт взаимодействия с каждым из отделов компании, поймете специфику их деятельности и приобретете понимание того, как действия отдельных департаментов сказываются на взаимоотношениях с ключевыми клиентами. И, что очень важно, как строится долгосрочная стратегия и партнерство на глобальном уровне.

Уметь работать с людьми любых культур

Большинство новых продуктов, появляющихся на рынке, — это плод работы международных команд, сгусток передовых решений и технологий со всего мира. IT-технологии, энергетика, инжиниринг, консалтинг — во многих отраслях есть компании, которые работают с клиентами и партнерами из десятков разных стран. И очень важно, чтобы сотрудники таких организаций понимали: у каждой страны или региона есть свои экономические, культурные и социальные реалии — то, что кажется очевидным людям из Европы, не вполне понятно партнерам, например, из Индии, и наоборот. Это нормально. Соответственно, современный менеджер должен уметь договариваться с самыми разными людьми. И даже не только договариваться, но и руководить ими: продвигать свои идеи, достигать выгодных соглашений и т. д. Легче всего получить этот навык, поработав в мультикультурной среде, за рубежом.

При этом есть огромная разница между стереотипами о какой-то стране и реальным знанием ее культуры и привычек ее людей. Значение имеет абсолютно все, вплоть до особенностей характера населения отдельных регионов. Хрестоматийный пример: Гейл Коттон, президент компании Circles of Excellence Inc, в 1990-х работала в женевской штаб-квартире ООН. Однажды девушка ответила на звонок обычной фразой: «Здравствуйте, как ваши дела?» В ответ она услышала: «Не ваше дело, я вот по какому вопросу…» Звучит обидно, если не знать, что для уроженца Швейцарии (а точнее, для ее немецкой части) это абсолютно нормальная формулировка: он просто хотел побыстрее перейти к делу, не отвлекаясь на посторонние вещи.

Еще одно культурное отличие демонстрирует в своей корпоративной культуре Louis Vuitton. В парижском головном офисе бренда принято сохранять ощущение недосказанности, утонченности, присущее всем французам. При постановке задачи менеджеры могут оборвать свою речь на полуслове и добавить «вы поняли, о чем я». Таинственность — это то, чем бренд манит потребителя, и ее принято культивировать и в бизнесе.

Знать другие рынки

Если ваша компания представляет свою продукцию на зарубежных рынках, вы должны разбираться в том, как на этом рынке работать. Бренды часто допускают совершенно нелепые ошибки и теряют миллиарды долларов просто на том, что игнорируют культурные особенности других рынков. 

Например, производителям продуктов питания не раз приходилось адаптировать свои вкусы под региональных потребителей. Так, производитель печенья Oreo компания Kraft обнаружила, что для потребителей Китая десерт оказался приторно сладким и даже горчил на вкус. Продукт хорошо пошел только после уменьшения количества сахара. 

Иногда приходится адаптировать название для удобства потребителей. Так, при выходе «Ашана» на российский рынок было решено поменять первую букву с О на А, хотя правильной русской транскрипцией с французского является «Ошан». По этому же пути пошел и «Макдоналдс», поменяв в Китае свою ничего не значащую транскрипцию названия с английского на китайский «Майданлао» («Золотые арки»).

Получив опыт работы за рубежом, вы приобретете не просто конкретные знания в той или иной области, вы выработаете привычку смотреть на каждую мелочь, которая может быть важной. Это впоследствии сделает взаимодействие с любым рынком более простым и безопасным.

Понимать глобальные стратегии и правила

Достаточно много международных компаний открыли свои филиалы на российском рынке. Но основные решения принимаются в головном офисе, и понимание общей политики организации серьезно упрощает построение карьеры. Philip Morris International, Toyota Motor, IKEA, PepsiCo, Leroy Merlin — список очень длинный, и в каждой такой организации корпоративные ценности и общая стратегия часто определяются где-то за пределами России.

Работа в зарубежных офисах международной компании, и особенно в штаб-квартирах, — это личные связи и контакты с теми, кто принимает решения, это знание принципов принятия решений, вещи, которые в России просто не видны. Находясь так близко к центру принятия решений, вы лучше понимаете, как компания добивается успеха: как работает топ-менеджмент международной организации, как функционируют проектные и маркетинговые команды — несколько месяцев практической работы на таком уровне успешно заменяют годы теоретической подготовки.

Получить преимущество «по умолчанию»

Человек, работавший за границей, по вышеназванным причинам чаще оценивается выше, чем аналогичный по компетенциям сотрудник, но без международного опыта. По данным экспертов, зарплаты специалистов, имеющих международный опыт работы, могут быть от 10% до 50% выше, чем у их коллег-домоседов. Примечательно, что не всегда работодатели вникают в суть полученного опыта: кем вы работали, какие функции выполняли — значение имеет сам факт в биографии.

Кроме того, подобный опыт оказывает серьезное влияние и на ваше личное мироощущение и самопозиционирование. Исследование, проведенное Harvard Business Review (в нем участвовали 1874 человека), показывает, что люди, которые жили и работали за рубежом на протяжении сколько-нибудь значительного времени, более ясно представляют себе свой карьерный путь. Они лучше понимают, чего хотят достичь и какие инструменты для этого стоит использовать.

Есть и еще один фактор, который, может, не кажется очевидным: опыт международного сотрудничества работает и на укрепление восприятия российского менеджмента, как надежного, знающего партнера, что открывает возможности появления в России новых интересных совместных проектов и иностранных инвесторов.

В любом случае на современном уровне развития российского бизнеса деловая или трудовая деятельность за рубежом — это явный плюс к шансу выстроить успешную карьеру. Так что, если у вас есть возможность получить такой опыт, не пренебрегайте им.

Читайте также
Изгнание варягов. Зарубежный диплом теряет вес на российском рынке Не Уолл-стрит: почему люди больше не хотят работать в банках
0

Forex-ru

Ситуационное интервью, или кейс-интервью, при собеседовании стремительно набирает популярность. По данным исследования, проведенного нашим агентством в 2018 году, 85% кандидатов хотя бы раз в жизни проходили кейс-интервью, а 96,7% наших клиентов-работодателей использовали его на собеседовании. И это неудивительно — валидность составляет 68-70%. Методика проведения кейс-интервью основана на построении определенных ситуаций и предложении интервьюируемому описать модель своего поведения или решения данной ситуации (от английского case — случай, ситуация). Иногда проблематика кейса нарочно заостряется, в нее закладывают ряд вопросов, предполагающих дискуссию. Сложность для кандидата заключается в том, что он не знает, что именно проверяет интервьюер, например, что человек считает более важным: коммерческую выгоду или порядочность и сохранение репутации. Следовательно, ситуационная задача выстраивается таким образом, когда эти два интереса будут вступать в откровенный конфликт. А кандидат должен предложить решение. Хороший кейс должен содержать несколько возможных вариантов решений. Решение кейса заключается в предложении возможных вариантов решения проблемы и обозначении необходимых для достижения цели средств и ресурсов. 

Впервые метод кейс-интервью был применен в Гарвардской бизнес-школе в 1924 году. Абитуриентам предложили разобрать конкретные ситуации (кейсы), взятые из ведущих бизнес-практик. Задача заключалась в том, что необходимо проанализировать проблему, понять первопричины и предложить свой вариант решения. Данная практика очень хорошо себя зарекомендовала с точки зрения оценки теоретических и практических навыков и компетенций. Поэтому HR-специалисты незамедлительно взяли себе этот инструментарий и стали активно использовать при проведении собеседований, считая его очень информативным способом оценки кандидата. Кейс-интервью позволяет проверить именно те качества, которые важны для работодателя, при этом занимает гораздо меньше времени, чем, например, классическое интервью по компетенциям.

Условно кейс-интервью можно разделить на три большие группы:
— Проверяющие ценности и взгляды кандидата, его soft skills. 
— Оценивающие знания, профессиональные навыки и умения, hard skills.
— Проверяющие модели поведения и индивидуально-личностные качества. Возможность понять риски и мотивацию.

Как выглядят кейсы?

Если проверяют уровень профессионализма и профессиональные знания, то и задания кейса будут профессиональные. Например, кандидату на вакансию инвестиционного аналитика дадут несколько отчетов и на их основании предложат построить модель. Финансисту дадут информацию о состоянии дел в предполагаемой компании и попросят предложить финансовую стратегию в отношении какого-то вопроса. 

Если у персонального ассистента хотят проверить, например, уровень доброжелательности, умение принять посетителя, а также выявить тип корпоративной культуры, к которой привык кандидат, будет предложена ситуация, когда посетитель пришел на переговоры к руководителю компании на 20 минут раньше назначенного времени. Ассистента попросят описать действия в данной ситуации и обосновать, почему он принял решение действовать таким образом.

Если у будущего сотрудника хотят проверить навыки решения конфликта, умение находить компромиссы и соблюдать баланс интересов, на интервью попросят привести пример конфликтной ситуации и описать, как кандидат в ней себя вел. Также этот вопрос хорошо проясняет «планку конфликтности»: будет ли кандидат считать конфликтом хоть и сложную, но обычную ситуацию, например, работу с возражениями, или будет воспринимать ее как конфликт и испытывать стресс от необходимости заниматься этим вопросом.

Кейс-интервью — один из универсальных помощников рекрутера при проведении собеседования. С помощью кейсов можно проверить абсолютно все: профессиональные компетенции, соответствие опыта занимаемой должности, стрессоустойчивость, стратегическое мышление, уровень ответственности за достижение результата, а также умения работать в условиях жесткого ограничения времени. Например, если вас постоянно торопят, говорят «еще» и «дальше» — оценивают стрессоустойчивость.

Приходилось ли вам когда-нибудь отвечать на вопрос: «Допускали ли вы ошибки в работе? Если да, то чем они были вызваны?» Довольно часто кандидаты говорят: «Серьезных ошибок у меня не было вообще, только небольшие недочеты. Это происходило в связи с неправильной информацией, предоставленной сотрудниками других отделов, сбоем в системе, неграмотностью провайдера».

Вроде бы все звучит «прилично», но это неправильный ответ. Он свидетельствует о нежелании кандидата брать на себя ответственность за ошибки, а также о завышенном уровне самооценки и негативном отношении к сотрудникам и возможных сложностях взаимодействия с коллегами.

Кейс-интервью, как правило, проводят: компании с сильной корпоративной культурой или же когда от будущего специалиста требуются не только профессиональные компетенции, но и навыки общения с людьми (это работа в сфере бизнес-анализа, консалтинга и маркетинга). И, конечно же, для всех кандидатов на управленческие позиции.

А существуют ли какие-то правила прохождения кейс-интервью? Конечно, все кейсы индивидуальны, но существует несколько базовых принципов, следуя которым вероятность получить работу мечты существенно возрастает: 

Не приукрашивайте свой реальный опыт. Все работодатели ценят в соискателе честность, адекватную самооценку и умение реалистично оценивать ситуацию, признавать и исправлять свои ошибки, брать на себя ответственность. 

Если вы работали в команде, не забывайте о роли бывших сотрудников и коллег в ваших успехах и достижениях: умение работать в команде оценит любая компания. Но не впадайте в другую крайность: говорить все время «мы», таким образом «размазывая» свой персональный успех и личный вклад. 

Используйте активные глаголы и первое лицо при описании того, что сделали именно вы. Говоря о достижениях команды, проясните свою роль в общем деле.

Не «закапывайте» интервьюера сразу огромным количеством деталей, неважных для него в данный момент. Захочет узнать информацию более подробно — всегда может попросить рассказать детали. Поэтому начинайте с краткого описания заданной ситуации. Затем, когда убедитесь, что интервьюер заинтересован в дальнейшей детализации, продолжайте дальше.

Старайтесь приводить примеры ситуаций, понятных для интервьюера, — это вызывает психологический комфорт и доверие. Конечно, примеры должны быть ваши личные, а не Иван Ивановича из соседнего отдела.

Будьте позитивны и доброжелательны. Это универсальное правило, применимое к любому интервью, независимо от специфики.

Читайте также
Жесткий отбор. Как вести себя на стресс-интервью Как отвечать на неудобные вопросы во время собеседования Рожать собираетесь? Как отвечать на неловкие вопросы на собеседовании
0

Forex-ru

Появление «черного лебедя» невозможно предсказать. К нему бесполезно готовиться заранее. Однако необходимо знать, что делать в случае его появления.

У экономики и рынка есть слабые и часто совсем непримечательные точки, удар по которым провоцирует большие проблемы. Они нарастают как снежный ком, а макроэкономическая стабильность под их влиянием рушится подобно карточному домику. Так, например, Великую депрессию в США вызвало длительное и сильное падение фондового и сырьевого рынков, которое, в свою очередь, возникло без явных признаков перегрева. Классический «черный лебедь». И подобный сценарий повторялся еще не раз.

Проблемы в экономике могут копиться годами, а потом проявиться во всей красе. Например, одна из фундаментальных трудностей в России заключается в опережающем росте денежной массы (44 трлн рублей) к ВВП (92 трлн рублей). Проще говоря, это значит, что денег в экономике становится с каждым месяцем все больше, тогда как число товаров отстает.

В среднем количество денег вырастает на 8–12% в год, а ВВП прибавляет порядка 1,5%. Даже с поправкой на инфляцию это большой разрыв, а главное, устойчивый. При этом Россия не копит резервы, как Китай, и не экспортирует инвестиции. Куда же идут все эти деньги, почему государство не выключит печатный станок и когда ждать «черного лебедя»?

Долговая угроза

Часть денег пошла на латание дыр в банковской системе. Это было необходимо, чтобы не спровоцировать кризис и панику. Вместо резервов Россия копит долг и будет его наращивать, поскольку долговая нагрузка сейчас низкая, менее 14% от ВВП. По сути, долг и есть самая быстрорастущая часть национальной экономики.

Инфляция сейчас составляет всего 3,7%, доходность ОФЗ доходит до 9%. Инвестиции в госдолг не несут операционных рисков для бизнеса — не надо думать о конкуренции, о визитах проверяющих и соответствующих штрафах за нарушения. Не надо нанимать штат сотрудников, покупать оборудование, материалы, заботиться об их сохранности и продажах. Даже налоги с купонов по ОФЗ платить не надо — вообще!

А если у вас кафе, магазин или завод? Много ли вы заработаете по сравнению с инвестором в ценные бумаги? Чистая маржа в ретейле составляет 3–5%, она более или менее постоянна. В энергетике она равна 10–15%, но зависит от конъюнктуры рынка и требует недюжинных усилий для поддержания, в строительстве — 2–12%. Это цифры без учета инфляции, которая в 2019 году вырастет как минимум до таргета ЦБ в 4%.

Индекс предпринимательской уверенности (-6 пунктов) в России за последние 10 лет только однажды находился в положительной зоне, и то совсем недолго. Весь рост экономики сейчас сконцентрирован в бизнесе по экспорту сырья (благодаря повышению цен на него), а также в финансовом секторе, который обслуживает экспортеров и занимается инвестициями в долговые бумаги.

Сейчас, пока цены на нефть пребывают на более высоких уровнях, чем заложено в бюджет, а долговая нагрузка низка, государство при желании может защищать рубль от «черного лебедя» вполне успешно, декларируя при этом свободный курс.

Но надо понимать, что долг со временем будет только увеличиваться, а цены на сырье волатильны. Они могут и падать, если на сырьевые рынки прилетают «черные лебеди». Однажды (такое уже бывало и раньше) расходы на выплаты по долгу могут обогнать налоговые доходы. В этот момент, как правило, уже разогревается инфляция, и соответственно, начинает стагнировать экономика.

В запасе у государства останутся только резервы, а когда закончатся и они (такое тоже было дважды, и нет причин, по которым это не сможет повториться), возникает риск реализации наихудшего сценария.

Рубль под давлением

Осенью доля нерезидентов — самых осторожных инвесторов в госдолг — сократилась всего на 1,6 п.п., до 25%, и это вызвало ослабление рубля на 10%. Остановить панику удалось только путем повышения ключевой ставки.

Кроме того, подскочила инфляция, что порождает отдельные проблемы. Представьте, что произойдет с рублем, если все держатели госдолга, который достигнет размера хотя бы 30–35% ВВП, выстроятся в длинную очередь на продажу бумаг и покупку долларов? И как отреагирует экономика, которую начнет рвать в клочья целая стая «черных лебедей»?

Невозможно предсказать, какие именно шоки могут стать спусковым крючком к апокалиптическому сценарию. Это могут быть как прогнозируемые, так и малопредсказуемые события. Мировая торговая война, о которой все говорят и которая длится уже больше года, по нашим оценкам, унесла уже более $300 млрд, но пока так и не вызвала существенного замедления темпов роста экономики Китая. А одно извержение вулкана Тамбора в Азии в 1815 году, продолжавшееся около месяца, нанесло огромный урон сельскому хозяйству в США и Европе и спровоцировало сильнейший голод в XIX столетии.

Пока экономика располагает значительными резервами, характеризуясь низким долгом и сбалансированным бюджетом, государство сможет при желании защитить рубль от резкой девальвации. И все же плавное ослабление рубля в ближайшие годы представляется наиболее вероятным сценарием.

«Черным лебедем», который несет реальную угрозу резкой девальвации рубля в 2019 году, может стать только событие наподобие извержения вулкана или камнепада. Подобные явления случаются редко, они непредсказуемы и защититься от них невозможно.

Как вариант, это событие должно спровоцировать беспрецедентное падение котировок на сырьевых и фондовых рынках. Такое случается в среднем раз в десять лет, но рисков появится больше, если российская экономика станет уязвимой из-за высокой зависимости от внешних факторов и большой долговой нагрузки. Тогда вопрос будет не в том, что именно станет «черным лебедем», а в том, когда он прилетит. Полагаю, что в первой половине 2020-х задаваться этим вопросом будут все чаще. 

0

Forex-ru

Организационная культура пронизывает бизнес, она работает незаметно и прирастает к компании как вторая кожа, диктуя сотрудникам правила поведения. Но в какой-то момент появляется ощущение, что культура «жмет», тогда топ-менеджмент придумывает новую стратегию, но она не внедряется. Взят курс на цифровизацию, а люди продолжают ходить с бумажками, убедить их работать по-новому невозможно, а красивая стратегия остается мифической сущностью.

Исследование Korn Ferry свидетельствует: лишь 32% топ-менеджеров считают, что культура их организации гармонирует со стратегией. Когда компанию начинает беспокоить «неправильное» поведение сотрудников, HR получает мандат на трансформацию культуры. При этом к консультантам обычно попадает два типа запросов. «Мягкий» вариант — запрос на тренинг, тимбилдинг и т.п. — чтоб все собрались, подержали друг друга за руки, заглядывая в глаза, все-все поняли и обо всем договорились. С таких тренингов участники приезжают просветленные, гордые своей осознанностью, но, глядишь, и через несколько недель рутина съедает изменения. О прошедших сессиях напоминают только лозунги на стенах или модные сейчас совместно написанные картины маслом. «Твердый» вариант возникает, когда руководители считают, что ситуацию надо решать при помощи «рациональных» рычагов. Это запрос на изменение систем вознаграждения или разработку KPI. Консультантам заказывают большие проекты, долго обсуждают и выбирают устраивающее всех решение, но результатом кропотливой работы становятся новые KPI, которые почему-то до зубной боли напоминают прежние. Или новые KPI выглядят модно, но все в компании говорят, что «такое» выполнить нереально, а значит и стараться тут нечего.

Как менять корпоративную культуру, сделав изменения управляемыми, а не стихийными? 

«Чтобы увеличиться, удвоить и утроить, нужен очень точный план»

Когда лидеры мечтают о том, чтоб компания стала «инновационной», то один представляет, как он ежеквартально выпускает новый потрясающий продукт, другой, что компания расширила линейку вдвое, а у третьего — дерзость мечтаний простирается до того, что в офисе разноцветные стены и стоит стол для пинг-понга. Увы, лозунгами тут не обойтись — надо хорошо представлять, какую стратегию компания хочет реализовать, и от этого строить представления о желаемой культуре так же, как формируют техническое задание.

В какой-то момент Philips начала катастрофически проигрывать конкуренцию японским компаниям, и руководство интуитивно понимало, что что-то не работает на понятийном и поведенческом уровне людей (в их взаимодействии и отношении к работе), а не только в выборе стратегии. Оказалось, что с одной стороны, сотрудники гордились своей историей, брэндом, у них было общее видение будущего, люди ценили доверие друг к другу, прозрачность и честность. С другой, бытовал лютый перфекционизм и стремление все контролировать. Менеджеры предпочитали демонстрировать быстрые и эффектные результаты, забывая о долгосрочных целях. Если компания хотела выжить, а тем более расти, надо было разобраться с этими противоречиями, фундаментально заняться трансформацией культуры. Начали с того, что проанализировали, какая стратегия необходима, чтоб победить конкурентов, и какими характеристиками должна обладать культура, которая поддержит выбранную стратегию. Разработали очень четкий план изменений в бизнес-процессах и в культуре и неукоснительно его соблюдали. Сейчас Philips — один из самых крупных и устойчивых брендов на рынке.

Стоит учитывать, что идея типа «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем» не работает. В компании всегда есть какие-то зоны, в которых ее сила. Это могут быть традиции, лояльность и доверие или экспертиза. Именно на силу имеет смысл опираться при изменениях (хотя бы исходя из простой психологии мотивации). Если объявить, что все, что было раньше — ошибка, компанию могут покинуть ценные сотрудники, унося с собой опыт, знания, и многолетние отношения с клиентами. 

Руководители должны быть по-честному вовлечены в процесс

При трансформации культуры от руководителей требуется много честности, в первую очередь, с самими собой, и готовности меняться, в том числе, самим. Часто начальники пытаются добиться, чтоб «там эти внизу» стали себя вести как-то по-другому, а сами считают, что они и так хороши. Но изнутри многих вещей просто не видно, и в этом случае бывает очень важен взгляд со стороны.

Так в IBM масштабный проект по трансформации культуры начался с того, что компания теряла свои позиции из-за того, что «снизу» уже кричали о неконкурентоспособности продукта, а «верхи» в это время наслаждались шикарной и спокойной жизнью. В рамках проекта работать начали именно с «верхов» — буквально заставив спуститься с небес на землю, переодеться попроще и начать разговаривать с сотрудниками на партнерских основаниях. С этого началось возрождение компании.

Для проведения реальных изменений важно выделять профессиональную команду трансформации с большим мандатом. Обязанность этой команды, в том числе, давать обратную связь самым высоким руководителям, а руководители должны быть готовы ее принять и думать, как они сами могли бы вести себя по-новому для общего успеха.

Время и готовность к поиску

Трансформация культуры — это всерьез и надолго, процесс небыстрый и обычно занимает годы. Это нормально, и это надо понимать. Энтузиазм может сменяться разочарованием, когда процесс начнет буксовать или нет очевидных признаков изменений. Наконец, у каждой культуры есть своя изнанка, а в любой момент можно столкнуться с чем-то совершенно новым и непредвиденным.

Так, чтоб увеличить прибыльность, одна компания стремилась построить ориентированную на результат культуру, провела огромную работу для построения системы управления эффективностью, единых прозрачных правил, соревновательного духа. Но вместе с достижениями в ранее дружный коллектив также пришла и конкуренция. Новые сотрудники охотно принимались работать наперегонки, а старые говорили, что молодняк глуповат и простоват, сложные проекты делать не умеет и не хочет, а это значит, что компания теряет старых клиентов, которые дорожили способностью компании решать непростые задачи. Встал вопрос: оттачивать скорость и эффективность исполнения простых заказов и работать на высококонкурентном рынке или сохранять способность делать уникальные проекты? Можно ли культивировать обе способности? И как сделать так, чтоб фракция быстрых и фракция умных не дрались, а сотрудничали и уважали друг друга? Эти вопросы трудно было предвидеть, когда компания вступала в процесс трансформации. И это важный ее этап — осознать, что происходит и скорректировать процесс в нужное русло, опираясь на ценности руководителей и цели бизнеса.

Согласование культуры со стратегией — многоплановая работа с огромным количеством факторов, но хорошее их понимание существенно приближает к тому, чтобы сложить успешный пазл. Изменения ждут компанию на всех уровнях, пронизывая ее буквально сверху донизу. «Помыться так, чтобы не намокнуть» не выйдет, если компания всерьез вступает на путь культурной трансформации.

Читайте также
Команда викингов: принципы Средневековья для современного лидера  Война культур: как неформальные правила компании могут погубить бизнес  Спокойный молочник: как ведут дела во «ВкусВилле» 
0

Forex-ru

Том Рат, популярный писатель и ученый, основываясь на последних прикладных исследованиях в области медицины, психологии и экономики, показывает, какие небольшие изменения мы можем внести в свою жизнь, чтобы проживать каждый день на 100%. Forbes публикует две главы о том, как всего три секунды могут сделать жизнь наполненной, и почему между взяткой и нелюбимой работой нет разницы.

Извлекайте пользу из каждого взаимодействия

В 1990-е годы, будучи молодым интерном, доктор Николас Христакис брал свой кожаный чемоданчик и отправлялся по вызовам к умирающим жителям южных кварталов Чикаго. Посещая рабочих-афроамериканцев и ученых из местного университета, Христакис приобрел уникальный опыт наблюдения за тем, как умирание и смерть близкого человека действуют на членов его семьи. В дальнейшем он исследовал эффект вдовства — феномен смерти от горя людей, чьи супруги скончались. 

Точка зрения Николаса на предмет изучения изменилась навсегда в тот день, когда ему неожиданно позвонили на мобильный. Врач только что посетил умиравшую от деменции старушку, за которой преданно ухаживала дочь. Выходя из их дома, он ответил на звонок и услышал незнакомый голос.

Звонил лучший друг мужа дочери старушки. Женщина выбилась из сил, пытаясь облегчить матери последние дни, и ее состояние отразилось на здоровье ее мужа. Звонивший был озабочен болезнью своего друга. В тот момент Христакис понял: эффект вдовства отражается не на одном человеке, а на целой сети взаимодействующих людей.

Он занялся исследованием сетей взаимодействия: оказалось, что те влияют буквально на все — от вероятности приобретения лишнего веса и пристрастия к курению до дружелюбности и принятия решения в пользу одного из кандидатов на выборах. Со временем, тщательно изучая сложные взаимосвязи людей и их поведение, Христакис и его коллеги доказали: на нас влияют не только друзья, но и друзья друзей, и друзья друзей друзей — люди, которых мы никогда не видели.

Каждый эпизод общения дополнительно развивает эту сеть. «Теряя вес, или выражая радость, или проявляя доброту… мы воздействуем на свое окружение, а оно, в свою очередь, на свое. По нашим оценкам, ваши действия способны повлиять на десять, сто и порой больше человек», — утверждает Николас Христакис, ныне профессор и один из директоров Йельского института сетевых исследований.

Жизнь состоит из миллионов отдельных взаимодействий. Эти моменты, обычно предполагающие общение с другим человеком, придают вашему дню положительный или отрицательный заряд. Ваши действия за каждый новый день накапливаются, формируя года, десятилетия и жизнь как таковую. Но, рассматривая каждый день по отдельности, их легко проигнорировать.

Имеют значение даже случаи краткого взаимодействия, например обмен улыбками со случайным прохожим на улице. Если мы разделим жизнь на трехсекундные отрезки, их наберется 1200 в час, 19 200 в день и примерно 500 миллионов за всю жизнь. Как показывают исследования на эту тему, частота наших взаимодействий с людьми за конкретный день намного важнее, чем их интенсивность.

Например, человек, с которым за один день случилась дюжина относительно позитивных событий, будет чувствовать себя лучше, чем тот, с кем случилось одно потрясающее. Даже в масштабах одного дня большое значение имеют мелочи. Исследования моих коллег подтверждают: люди, отлично пообщавшиеся в течение дня с окружающими, почти вчетверо чаще высоко оценивали свое самоощущение.

Конечно, в жизни существует много важных факторов, которые мы не сможем изменить, как бы ни пытались. Однако ваше следующее взаимодействие с другим человеком находится полностью под вашим контролем. Неважно, хорошее у вас настроение или плохое, вы можете сознательно постараться добавить в ваш ближайший разговор больше позитива и тем самым улучшить последующие взаимодействия. Вы также положительно зарядите своего визави и подпитаете энергией все свое окружение.

Призвание выше денег

Работа только ради денег ничем не лучше получения взятки. И там, и там кто-то платит вам за то, чтобы вы делали ради него то, что хочет он. Ситуация не из приятных. Да, считать деньги центральным элементом взаимоотношений между физическим и юридическим лицом очень просто. Но так оба участника сделки потерпят поражение.

Многочисленные исследования показали, что нематериальное поощрение — признание, внимание, уважение и повышение ответственности — может быть эффективнее материального. Люди, увязывающие свою самооценку с доходом, редко находят удовлетворение в работе: у кого-нибудь другого всегда окажется дом побольше и машина получше. В этой гонке невозможно выиграть. Деньги и власть можно использовать ради великих целей, но порой они просто ловушка.

Я лично всегда стараюсь не придавать материальной выгоде слишком большого значения. Каждый месяц мне приходится выбирать из широкого спектра возможностей общения с разными людьми и работы над разными проектами. Если бы я делал свой выбор только на основе экономической выгоды, это было бы несложно. Но хоть деньги и имеют значение, они не должны стать для меня основным критерием приложения сил и времени. Я не даю законам капитализма распределять мое время и начинаю с вопроса: а в каком случае мое время лучше всего послужит другим?

Я обнаружил, что, задавая себе этот вопрос до того, как задуматься о финансовых аспектах предложений, я чаще принимаю более верное решение. Если вы спросите меня, чем в своей карьере я особенно горжусь, мне прежде всего вспомнится проект StrengthsQuest, над которым я работал в 2001 году. Мы с небольшой командой из Gallup написали книгу и разработали онлайн-программу, помогавшую абитуриентам выстроить обучение в вузе вокруг своих природных талантов.

За почти два десятка лет, прошедших с тех пор, эту программу прошли два миллиона студентов: теперь им стало проще найти карьерный путь, опираясь на свои сильные стороны. Подобные проекты имеют особый вес на моей условной шкале осмысленности — ведь они поддерживают студентов на важнейшем этапе жизни. И хотя я выступал там как руководитель ИТ-проектов и, казалось бы, влиял на жизнь студентов лишь косвенно, та наполненность смыслом, которую давал мне этот проект, продолжает влиять на мой жизненный выбор даже сегодня.

Читайте также
Спокойный молочник: как ведут дела во «ВкусВилле»  Сила народа: как НАСА открыло двери для любителей  Биологические мотивы: вежливости нас научили не родители 
0

Forex-ru

Президент Владимир Путин пообещал разобраться с совместным проектом Михаила Гуцериева и Cirque du Soleil по строительству концертного зала в Сколково. Об этом глава государства сообщил на заседании Совета по культуре и искусству  в Санкт-Петербурге, пишут «Ведомости».

Так Путин отреагировал на жалобу гендиректора Большого Московского государственного цирка Эдгара Запашного, который убежден, что проект негативно скажется на развитии российского цирка и российского спорта.

Речь идет о строительстве концертного зала Orbion, рассчитанного на 8500 мест. У «Сафмар» подписано соглашение с Cirque du Soleil, все представления которого — это порядка восьми недель в год — будут проходить в Orbion. Открытие КЗ запланировано на 2019 год.

По словам Запашного, он не выступает против гастролей канадского цирка, но недоволен строительством площадки. «При строительстве стационара они тут и школу свою построят. В то время пока Канада так активно вводит против России санкции, мы становится вдруг такими гостеприимными», — обратился он к президенту. Деятель культуры отметил, что не может вспомнить случаев, когда Гуцериев проявлял интерес к российским циркам и инвестировал в российское искусство.

«Не стоит так распахивать ворота… давать им развиваться на нашей почве. Я тут, скорее, на вашей стороне», — ответил Путин и добавил, что обязательно разберется с этим вопросом и обсудит его с Министерством культуры.

Концертный зал — не единственный проект «Сафмар» в Сколково. Компания в начале октября открыла там БЦ «Амальтея», в планах — открытие БЦ «Стратос», единого транспортно-пересадочного узла, многофункционального комплекса, где также расположится торгово-развлекательный центр. Cемья Гуцериевых планирует построить там гостиницу и парк экстремальных развлечений. Общие инвестиции в проект оценивается в $1,8 млрд.

Основу состояния Гуцериева составляют доли в нефтяных компаниях «Русснефть» (31%) и «Нефтиса» (66%) и ретейлере «М.Видео» (43% в котором владеет группа «Сафмар» семьи Гуцериевых). Есть у него и инвестиции в сфере медиа. Миллиардеру принадлежит восемь радиостанций, бизнесмен потратил на них больше $200 млн. Гуцериев также владеет группой телеканалов Bridge Media, которая занимается управлением музыкальными телеканалами.

В мае 2017 года сам Путин высоко оценил заслуги бизнесмена в этой сфере: глава государства наградил его Орденом Почета  «за большой вклад в развитие медиаиндустрии и многолетнюю плодотворную деятельность».

Читайте также
Западная сторона: зачем семья Гуцериевых инвестирует $1,8 млрд в «Сколково»
0

PREVIOUS POSTSPage 1 of 57NO NEW POSTS
WordPress Themes